Аккорды я зайду в знакомый ресторан

Я зайду в знакомый ресторан аккорды

___Я зайду в знакомый ресторан Этот столик на двоих я клянусь Казахстанские песни с текстами и аккордами, столик на двоих оленинин. Мелодия Бесконечности - первый аккорд СИ читать онлайн. Очень сожалею, но я всего лишь Джон, - тихо произнёс он, назвав своё имя на .. вместо него она увидела приближающийся знакомый автомобиль брата. Зайду в магазин - и домой, - продолжала весело щебетать девушка, собирая сумку. Я приду в знакомый ресторан Пусть накроют столик на двоих Прикуплю вина и буду ждать Будет вечер теплым как тогда Будет та же на небе звезда.

Вот тот, тот-тот, у которого нос на кукарачках, будет подшивать мне подворотничок В двенадцать ночи я приступил к своим новым обязанностям. Туалет в учебном подразделении оказался образцовым.

Сотни провинившихся солдат на славу потрудились здесь до. Чистить тут было абсолютно нечего. Вот поэтому и включили краны — чтоб с помощью тряпки я убирал с пола толстенный слой воды. Минут через двадцать вода была уже по щиколотку и неумолимо продолжала прибывать несмотря на все мои старания. Лучше делать бессмысленную работу, чем унижаться перед этим питекантропом, думал. Часа через полтора дневальный сбавил напор, а потом и вовсе выключил воду. К пяти утра все было готово. До подъема оставался ровно час.

Здесь же просто грех не воспользоваться данной тебе властью. Внешне верх был на его стороне: Но морально он потерпел фиаско. Я дал понять ему, что он мерзавец, и что я его презираю. Конечно, это дорого мне далось. От недосыпания я пребывал в состоянии одеревенения и отупения. Правда, дневальные сжалились надо мной как-то и вопреки запрету отпустили спать раньше — в три часа ночи. Сержанты все равно дрыхли и не могли знать о поблажке. От сознания бессилья я был на грани нервного надлома.

Горбалы не простил мне неповиновения и теперь выжидал удобный случай, чтобы отомстить более изощренно. Днем в учебных подразделениях осуществить месть трудно: Можно, конечно, дать более грязную работу, можно во время обеда послать за хлебом, что означает неизменное избиение со стороны поваров так, для порядку и почти наверняка лишение обеда — из-за нехватки времени. Вся надежда обычно возлагается на ночное время суток. Уж тут-то можно дать волю фантазии! Подходящего случая все никак не представлялось, а пока я исправно и банально черпал воду в сортире.

На седьмые сутки Горбалы, собрав роту, желтым когтем указательного пальца ткнул в грудь нескольких человек, в том числе и меня: После обеда не расходиться. Вас отвезут на машине. Мы принялись есть из общего котла, пока не поняли, что вместо супа нам подсунули кастрюлю, в которую сливали объедки. Но было уже поздно, да и думать некогда. Тщательно облизав, мы украли их, спрятав в потайные карманы. Так делали здесь. Если бы мы их не украли, их бы украли другие, и мы бы в следующий раз вновь ели руками и кусочками хлеба.

Сержанты закрывали на криминал глаза: Вообще, я неоднократно подмечал, что армейские грузовики, управляемые желторотыми солдатами, ездят очень нервно и неровно. Полдня машина юлила по каким-то чертовым зарослям. И лишь к вечеру остановилась в совершеннейшей глухомани. Было темно, ни огонька кругом. Нам приказали слезть и отвели нас в большой деревянный барак. Там тянулись сплошные деревянные нары, поверх которых лежали голые матрасы. Топить будете по очереди.

Сейчас располагайтесь и отдыхайте. Завтра приступите к работе,— сказал офицер. В девять часов вечера нам разрешили отбой. Но главное, здесь не было надзирателей и лоснящейся жирной рожи Горбалы. Он, верно, думал проучить. Правда, что ожидало нас завтра, оставалось только догадываться. Я мгновенно погрузился в мертвецкий сон.

Под утро рассвело, и теперь можно было разглядеть, где мы очутились. Кругом, покуда хватало глянуть глазу, до самого горизонта, тянулось болото.

Болото было впереди, сзади, справа и слева. Исключение составлял лишь пятачок, на котором стояли деревянные хозпостройки барачного типа. Здесь же возвышались огромные кучи с песком.

На костре в двух ведрах, ручками надетых на жердину, кипело варево — перловая крупа с кусочками жира. Кашу можно было есть не торопясь, а в случае необходимости и попросить прибавку. Что мы сразу же по достоинству оценили. В семь утра нам выдали инструмент и поставили задачу: Зачем, никто, конечно, не объяснял. Ну а чтоб мы работали ритмично и насыпали носилки доверху, бдительно следили сержанты.

Песок был сырой и тяжелый, носилки с ним весили килограммов восемьдесят, и если учесть, что переносить их приходилось, прыгая по кочкам, то занятие оказалось не из легких. Напарник мой был покрупнее меня, и я стал быстро выдыхаться. Те, кто действительно курил, курили на ходу. Так продолжалось до часу дня. Все, что я видел — бритый затылок напарника, несущего впереди носилки.

В час нас отвели на прием пищи. На костре стояли заветные ведра с похлебкой. Но наконец-то пришедшее чувство сытости после недельной голодухи в учебке не радовало. Наоборот, вызывало в душе отвращение каким-то своим животным успокоением. Казалось, в нем крылось что-то постыдное. Руки, ноги, тело ныли с непривычки, однако отдыхать было некогда.

В два часа дня я опять увидел затылок напарника и дергающиеся от наших прыжков носилки. Мы не разговаривали — это было просто невозможным из-за того, что один постоянно находился спиной к другому. Да и усталость не позволяла. В восемь вечера мы возвращались и, перекусив у костра, растягивались в бараке на нарах, укрывшись бушлатами.

То же самое повторилось и на другой день, и на пятый, и на тридцать пятый. Насыпь из песка росла, но очень медленно.

Дембельский аккорд

Болото постепенно всасывало. Порой над болотом разражался истошный рев, который, казалось, опрокинет небо. От него заламывало уши. Он походил на звук, издаваемый взлетающими реактивными истребителями. То был вой двигателей таинственного неуязвимого танка, находящегося вне поля нашей видимости.

Говорили, что при весе в сорок тонн он прет по трясине со стокилометровой скоростью и не утопает в. Раза два нам посчастливилось увидеть танки. Они шли на расстоянии в несколько километров от нас на большой скорости и вспарывали землю, как быстроходные катера рассекают носами воду на два потока, устремленные вверх. Даже на расстоянии можно было заметить, как земляные глыбы, словно мелкие брызги, рассеиваются вдоль траектории движения машин. Офицеры крайне редко появлялись на полигоне и с солдатами не общались.

Если и удавалось поговорить с ними, то случайно. Первый вопрос, конечно, был один: К тому же здесь, на полигоне, намного лучше, чем в учебке, хотя и тяжелей физически. Лучше, потому что никто не унижает. Взять в расчет хотя бы чисто экономические соображения, рассуждали меж собой. Каша и макароны дешевы. Мясо и жир не дороже, потому что свиней выращивают в подсобных хозяйствах на отходах такие же казенные люди, как. Мы за минувший месяц могли бы выстроить дом или сделать что-то другое, полезное и нужное, ведь среди нас были строители, инженеры, электронщики, программисты.

Мы б, конечно, поняли ситуацию, если бы собирали погибающий урожай или вычищали в хлеву навоз, хотя приятного в последнем случае ничего. Но то, что происходило на полигоне, казалось высшей степенью идиотизма или чьей-то саркастической шуткой. Особенно на такую мысль наталкивал огромнейший кумачовый транспарант, висящий над бараком и до последней стадии обгаженный птицами. На нем аршинно вещалось: В наших головах, конечно, сквозил целый рой разных предположений, но все они так и остались предположениями.

Ранее упоминавшийся мной Шунков был высокий худощавый парень, аскет. Мы с ним незаметно сдружились. Вообще странное явление — дружба в условиях казармы или барака. Я считал раньше, что мужчин всегда сближают убеждения, круг и уровень интересов, и только мужчину и женщину любовь может связать вопреки их духовной совместимости и взглядам на жизнь. Оказывается, мужская дружба тоже сплачивает людей на столько друг от друга далеких, что только диву даешься имею в виду здесь нас с Шунковым.

Симпатии в казарме выявляются сразу, так же как и антипатии. С того дня, как я отказался чистить сапоги Горбалы, многие потянулись ко мне — я сразу заметил. Конечно, не все одобряли.

Мне казалось, они хотели как-то оправдать себя — ведь они подшивали ему каждое утро подворотничок, носили жрать в постель И тем не менее они тянулись ко мне в разговорах. Впрочем, говорили мы очень редко, в основном работали, и работа озлобляла.

На полигоне я думал о том, что люди без фантазии и особых целей быстро свыкаются с любой неволей. Ну как, будучи человеком рефлексирующим, можно травить анекдоты, умудряться как-то примитивно развлекаться, находясь в клетке и представления не имея, когда из нее выберешься. Конечно, из нас воспитывали в школе патриотов, и внешне мы осознавали то, что называют долгом. Он не может жить во тьме и под ореолом высоких понятий. Он лишь умеет терпеть. Пусть не говорят мне, что я ошибаюсь.

Иначе нужно сломать саму природу человека и соорудить из него биоробота. Угодил в дерьмо и рад по уши!. Тот сразу осекся подавленно и пристыженно. На полигоне каждый из нас очень скоро понял весомость и значимость таких вещей, на которые раньше просто не обращал внимания. Или спрятанный под козырек шапки чинарик. Один глоток сигаретного дыма становился здесь единственной радостью за весь день. Погода портилась, лили дожди, холодало, смеркалось раньше. А мы все носили и носили песок, мокрые с головы до ног.

Мы словно бы находились на дне какого-то мертвенного свинцового океана. И вокруг только болото, и еще неизведанность того, что ожидает каждого. Неизвестность — пытка, до которой еще надо додуматься.

  • Все песни Я Зайду В Знакомый Ресторан скачать mp3
  • я зайду в знакомый ресторан аккорды
  • Мелодия Бесконечности - первый аккорд (СИ) (fb2)

Ничего нет хуже. Иногда сержанты не выдерживали и уходили греться в барак. Тогда мы забирались в стальной бокс, громадный и холодный, чтоб спастись от дождя, садились на металлическую часть лопаты, зажав черенки между коленок, и в такой невероятной позе погружались в полузабытье.

Сесть на землю было нельзя: Казалось, сам мозг был пропитан насквозь вечной сыростью, балансируя по краю, оступившись на котором, провалишься во тьму. Грезы, омраченные глубоко засевшей где-то в подкорке непонятной тревогой, подступали издали сквозь минутную дремоту, изуродованные холодом и сыростью. Но часть сознания бодрствовала, удерживая тело в равновесии. Это раскрылся на миг и тут же закрылся один из дальних люков, плотно вогнанный во внутреннюю стену ангара, обнажив в электрическом свете то, что стояло за.

Мы быстро вскакивали и продолжали носку песка. Вода хлюпала в сапогах и чавкала под сапогами. Конечно, мы считали дни. Но очень скоро поняли, что лучше их не считать. Ведь до дембеля семьсот суток — невероятное число! Надо забыть прошлое, будущее и даже настоящее. Память — вот что не дает человеку покоя. Он начинает сравнивать, и тогда ему становится плохо. Всю жизнь до сих пор он жил с каким-то смыслом, а здесь он живет без всякого смысла. Без внутренней закалки это покажется страшным.

К бессмысленности человек привыкает хуже. Жить надо узко происходящим, подобно зомби, ни о чем не думать — так будет легче.

Носишь песок, ну и носи. Обедаешь — обедай, не удручая себя мыслью о поджидающей нудной работе. Привычка не думать пришла не с усилием воли, а постепенно, сама собою. Ее создали защитные механизмы психики — постылое безразличие и отключенность. Не будь их, честное слово, в пору было бы рехнуться. Во сне я вижу страх и ад И слышу звуки канонад, Но там мои друзья всегда со. Они поддержат и спасут, Ну, а убьют, так тело принесут.

Чечня в огне - второй Афган. Куда же рвешься ты, пацан? И что тебя так сильно тянет в бой? Уже там был, домой пришел, Израненный, но все ж живой, И что тебе покоя не дает? А дома их ждут уж и мамы и папы, Холодные улицы дремлют в ночи, И девушек наших домой провожают На два года младше тебя пацаны. И девушек наших домой провожают На два года младше тебя пацаны. А им это нравится, и пусть он моложе, Зато они дома у мамки в тепле, А ты, парень, трешь посиневшие ноги, Иней застыл на твоем сапоге.

А ты, парень, трешь посиневшие ноги, Иней застыл на твоем сапоге. Девчонка тоскливо играет глазами, Бокал поднимая за тех, кто вдали, И, выпив чуть-чуть, про тебя забывает, Другого пригрев у себя на груди.

И, выпив чуть-чуть, про тебя забывает, Другого пригрев у себя на груди. Послушай, приятель, кончай эту драму, Придем на гражданку - они все твои, А если случайно ты встретишь ту даму, Пройди рядом мимо и вслед не смотри.

А если случайно ты встретишь ту даму, Пройди мимо рядом и вслед не смотри. Эллен лишь скромно промолчала, отведя глаза в сторону, опасаясь лишний раз посмотреть на. Таких, как он, принято называть демонами, существо вне человеческих понятий, вне категорий добра и зла, которого сама смерть старается обходить стороной. Но, если вам не нужен друг и покровитель, то я удаляюсь, только не надо потом просить меня вернуться, - он снова театрально поклонился, и уже было направился к выходу. Я знаю, он - хороший, - маленькая брюнетка умоляюще посмотрела на подругу, потянув её за рукав, и шепнула на ухо, - Ну, куда он пойдет?

Тебе ведь хотелось бы остаться? Но теперь ты так просто от меня не отделаешься. Я ведь, в некотором смысле, в ответе теперь за.

И даже не буду спрашивать, как ты нашёл нас - мы, собственно, и не скрываемся ни от кого, - Даниэлла проницательно посмотрела его темные глаза, ища в них ответ, заслуживает ли он доверия и любви её подруги, и находя его утвердительным, продолжила, - Тётушкин дом огромен - комнат на всех хватит, можешь оставаться - друг Маргариты - и мой друг.

Не побрезгуйте нашим гостеприимством, Ваша Милость, раз уж снизошли до. Только прошу учесть на будущее, что в этом доме не курят.

Джон спешно потушил сигарету. То ли потому, что он оказался тем, кто спас их лучшую подругу, то ли потому, что он не проявлял открытой враждебности, то ли потому, что их чистые души юных максималистов ещё способны были отличить добро за маской наглеца - они не испытывали большого страха при общении с ним, в любом случае заключив, что если он действительно тот, на кого они подумали, то им всё равно нечего ему противопоставить, и лучше будет попытаться наладить с ним общение.

Да и кто же в их возрасте не захотел бы столкнуться с чем-то необыкновенным? Да будь на его месте сам лорд Дарт Вейдер из широко известной космической саги, им и то было бы интересно.

А ему просто хотелось, чтобы кто-то скрасил его болезненное одиночество и полюбил его просто как человека и личность, а не из страха или ради выгоды. Моя рука, - парень несколько раз глубоко вздохнул. Я такая неуклюжая, - девушка опять залилась краской. Это я так влияю на тебя? Ему так легко было улыбаться ей, когда сердце ликовало от радости.

Когда девушки проводили подруг и собрались перекусить, перед домом затормозил автомобиль - это был черный "Линкольн" брата Маргариты. Из машины вышел еще достаточно молодой мужчина среднего роста в темных очках и немного старомодном костюме, но его волосы, кое-где уже тронутые сединой, были пострижены по последней моде.

Настоящее его имя было Куро Хадзама, но он был более известен как доктор Джек, а для близких - можно просто Джей. Гениальный хирург, получивший образование за океаном и практиковавший одно время без медицинской лицензии, пока не подтвердил диплом и не получил распределение в одну из государственных клиник.

Несмотря на действительно, почти дар и удивительные способности в медицине, в своей профессиональной среде он поначалу считался выскочкой, но теперь его уважительно именуют сенсей, отдавая дань его профессионализму и его происхождению. Японец по национальности, сын наследницы влиятельного японского клана и её телохранителя. Семья матери не приняла этот союз и отреклась от неё.

В двенадцатилетнем возрасте мальчик стал свидетелем гибели родителей в теракте в одном из больших торговых центров. В отличие от многих других пострадавших, врачам удалось спасти ребенку жизнь, но эта трагедия навсегда оставила глубокие шрамы не только по всему его телу, но и в душе.

Маленького сироту усыновили друзья его родителей, а позже на свет появилась их родная дочь - Маргарита. И теперь он уже не представлял своей жизни без них, заменивших ему родных. А в лучшую подругу своей младшей сестры он уже несколько лет был влюблен, как мальчишка. Мужчина открыл заднюю дверь, и помог выйти Розалинде - младшей сестре Даниэллы - девочке семи лет с зелеными глазами, локонами светло-русых волос и озорным характером. Перекинув через плечо яркий детский рюкзак, он поставил машину на сигнализацию, взял девочку под руку, и они вместе вошли в дом.

Джек повесил рюкзак в прихожей, помог ребёнку снять курточку и вышел отогнать машину в гараж. Маргарита, Дэни и Джон оживлённо беседовали в столовой за накрытым столом. Не обращая внимания на слова старшей сестры, девочка забежала сразу в столовую и бросилась обнимать девушек: Ой, какая же сегодня была интересная экскурсия - мы с классом были в Музее естественной истории - сколько там всего было, сколько нам всего интересного рассказали, а потом Джекки на обратном пути из клиники заехал, чтобы отвезти меня домой, - тараторил возбуждённый ребёнок, - А это у нас кто?

Только не тормози и не упусти такого мужчину, - невинно улыбнулась она, внимательно рассматривая незнакомца, - Та-а-к, из Индии, значит, а где его тюрбан? Ты, наверняка, его потерял. Ну, ничего - дело в свои руки берёт Розалинда Кешью, - оживилась Рози, - Я сейчас вернусь. Через минуту девчушка вернулась с красным полотенцем и ловко превратила его в прекрасный тюрбан, достойный самого сказочного падишаха. С довольной улыбочкой парень подошёл к зеркалу: Что подумает наш гость?

Что у нас в доме живёт невоспитанная девочка? И что мне с этим бесёнком делать - просто неуправляемая стала, - вздохнула светловолосая. Я только сбегаю переоденусь, - утвердительно кивнула головой девочка и убежала на свою комнату на втором этаже. В это время в столовую вошёл мужчина.

Он снял тёмные очки, и стало заметно, что кожа на правой стороне его лица была бледнее - это была искусственная кожа, разные оттенки кожи разделял шрам, проходивший от переносицы по правой щеке и почти до подбородка.

А у нас сегодня гость - именно этот человек спас нашу Марго три месяца назад, - девушка представила Джона, когда доктор, наконец, выпустил её из своих объятий: По такому поводу предлагаю выпить кое-чего покрепче, чем ваш кофе, - внёс своё слово молодой хирург и направился в свой кабинет за бутылочкой горячительного, - Не составите мне компанию, молодой человек? Маргарита дрожащими руками взяла стакан с водой, чуть не пролив не себя его содержимое.

Даниэлла только сейчас заметила, что к ужину девушка не притронулась: Приём, - она провела рукой перед её глазами. Я боюсь дотронуться до него - вдруг снова исчезнет.

Не знаю, смогу ли я это пережить. Девушки во всех красках представили себе эту картину и не смогли удержаться от смеха. Господи, да он влюблён в тебя - этого нельзя не заметить. Теперь всё зависит только от тебя - тут не могу не согласиться с этим чертёнком Рози - не упусти его, потом сожалеть будешь.

Следующий шаг - за тобой, а такими темпами вы далеко не провинитесь. И, Джека, если что, я возьму на. А ты не проворонь свой шанс на счастье, сестрица. А вдруг - это любовь всей твоей жизни? Только очень хорошим людям выпадает познать настоящую, искреннюю любовь, и ты, как ни кто другой, заслуживаешь этого, - мягко улыбнулась блондинка.

Мужчины прошли в кабинет доктора, обставленный в стиле строгой классики - с мебелью из красного дерева и огромными стеллажами с медицинской литературой и справочниками. У меня ведь тоже сестра есть - я бы точно так же поступил, появись у неё подозрительный кавалер. Она ещё не оправилась от потери - она своими глазами видела смерть - не пожелаю никому пережить подобное - такое не забывается — Да-да, я же страшный и ужасный тип, - саркастически заметил Джон, - не плачу налоги, имею многочисленный гарем и несколько судимостей, я алкоголик и наркоман, а ещё у меня прабабка - ведьма, и отец - невидимка.

И не мне рассказывайте о её потере - я видел Маргариту в тот день. И за все свои поступки я привык отвечать только перед своей совестью. И не надо лезть мне в душу. Если Маргарита захочет знать обо мне, я расскажу всё. Я же не задаю лишних вопросов, например, о твоём лице - это ты так печёшься о чести сестры или отваживаешь лишних воздыхателей от Даниэллы? Джек схватил парня за воротник рубашки: Иначе я за себя не отвечаю. Ты что, шуток не понимаешь? Джек начал медленно оседать под смертельным взглядом Джона.

Он сел на стул всё ещё тяжело дыша: Или ЧТО ты такое? Меня собрали буквально по кусочкам, они называли меня счастливчиком, а я не знал, зачем мне продолжать жить.

Моих родителей они спасти не смогли. Тогда я поклялся себе овладеть медицинскими знаниями в совершенстве и спасти столько жизней, сколько смогу. Друзья моей семьи усыновили меня, через четыре года родилась Маргарита - они стали для меня семьёй.

И только попробуй причинить зло Маргарите, Даниэлле, Рози, или кому-либо из них - я не посмотрю на твои фокусы. Джон слушал и одновременно ощупывал шею - всё ли цело: Ну, да ладно, проехали…Мог бы уже перестать строить из себя неизвестно кого - с нами можешь не выпендриваться.

Что ж, хоть ты и наглец, но ты мне нравишься - чувствую, что мы подружимся, парень. Джон покосился на молодого хирурга: Я предупредил, и мне всё равно - демон ты или смертный, - прошептал Джек, обнимая молодого человека.

В душе он не сомневался в чувствах Джона к Маргарите поскольку сам был влюблён, но всё же сестра недавно пережила большую утрату - погиб её первый любимый человек и не хотелось бы ускорять события и ранить её чувства. Молодые люди спустились в столовую. Я верю ему, и вас прошу поверить. Не для того же он спас меня, чтобы потом причинить зло, верно? Джек был так возбуждён, что единственным способом его успокоить был поцелуй Даниэллы, чем та не помедлила воспользоваться, не дав ему закончить наставление.

У них всё будет хорошо, а я так скучаю без тебя - ты много времени проводишь на работе, и каждый раз я просто схожу с ума, волнуясь за тебя и бесконечно тоскуя.

Прости, родная, - Джек обнял девушку за талию и привлёк к себе, запечатлев на её губах нежный поцелуй. В её объятиях молодой хирург забывал обо всём, - Запомни, я слежу за тобой, парень, - козырнул напоследок доктор, когда они со златокудрой удалялись в комнату. Когда настало время укладываться спать, Джонни, взяв Маргариту и Розалинду под руки, поднялся вместе с ними в детскую, которая больше походила на музей кукол. Мира, где, в начале начал, люди сражались с демонами за существование.

Мира, где люди, победив демонов и обретя небывалое могущество, стали Богами. Мира, где Боги, бывшие когда-то людьми, забыли, кем они были и за что сражались. Скрытый от любопытных глаз, жил народ, над которым стоял юный князь, правивший чудесным городом, окруженным высокими крепостными стенами, за которыми были величественные дворцы с мраморной резьбой и огромными залами, украшенными изящными орнаментами, инкрустациями из драгоценных камней и зеркал и яркими росписями - словно застывшие кружева, дворцы, павильоны и храмы утопали в зелени многочисленных садов с дивными сладкоголосыми птицами, прудами и фонтанами.

Счастливой и безмятежной была жизнь князя — правил он справедливо и мудро, прислушиваясь к советам своих верных советников. Не чужд он был работе - занимался ювелирным и плотницким делом, слыл славным воином и справедливым судьёй. Однажды решил князь сам убедиться в том, что его народ ни в чём не испытывает нужды.

Переоделся он простолюдином и тайно вышел из дворца. Увиденное за стенами родного дворца наполнило его сердце радостью, ибо народ его действительно не испытывал нужды. А возле фонтана на центральной площади увидел он прекрасную деву с томными глазами, бархатной кожей и шёлком сияющих волос.

И потерял князь голову от любви - часто теперь покидал он дворец ночной порой, пока не стало ясно, что девушка ждёт ребёнка. Князь в предвкушении грандиозного торжества, на котором он сможет разделить своё счастье со своим народом. Но, советники, с которыми у князя всегда были прекрасные отношения, быстро отрезвили его и вернули с небес на землю - они единогласно осудили князя и запретили ему и думать о женитьбе на простой смертной - во дворец уже спешит будущая невеста из соседнего княжества - этот союз был заключен родителями жениха и невесты ещё при их рождении.

Сердце князя охватила великая печаль - он всегда старался жить и править достойно, но не смог противостоять страсти, и теперь по горячности пострадает женщина, которую он полюбил, и которой он ничего не сможет дать.

Как он теперь посмотрит ей в глаза - князь готов был проклинать. Скрепя сердце, он исполнил свой долг как правителя, и женился на благородной принцессе. Свою возлюбленную князь смог устроить фрейлиной к новой королеве - так он хоть как-то смог позаботиться о ней и её детях - близнецах, мальчике и девочке, которых князь взял на воспитание, как приёмных детей.

Вскоре появился на свет законный наследник. Старшего сына князь отправил постигать науки. Но, ждало князя жестокое разочарование - после смерти слабой здоровьем королевы, законный его сын замкнулся в себе, отгородился от всего и. Он вырос человеком не просто нелюдимым, а заносчивым, упрямым и жестоким.

И открыл тогда князь народу своему, что есть у него ещё один наследник - это был настоящий скандал. Жизнь юноши, не знавшего своего отца, отдававшего предпочтение наукам и ремёслам, вдруг изменилась. Однако, его, полукровку и бастарда, презирали как выскочку за его трудный характер, нестандартное мировоззрение и боялись за его опасные способности, дававшие ему власть как над смертными, так и над Богами. Даже отец побаивался своего сына. А тот замкнулся в себе, с головой окунулся в науку - изобретал и конструировал орудия труда и оружие, и так было, пока не встретил женщину - одну из прекраснейших женщин, им льстило внимание друг друга, а страсть затуманила им разум.

Когда стало ясно, что она ждёт ребёнка, они сыграли свадьбу, равной которой ещё не бывало в Небесном граде. Но, страсть ушла, а чувство так и не пришло Даже родившийся сын больше не сближал. Расставание было болезненным, хоть со стороны казалось вполне цивилизованным - без взаимных обид и упрёков.

Словно омут поглотил разум и душу - и была череда таких заведений, о которых не упоминают при столь юных особах, и сотни женщин и много выпивки, но, ни что не могло заглушить эту боль - она не проходила Спасительный Свет чистой души, что не подвластна Тьме.

Он уже собрался укрыть девочку одеялом, но, зевая и гоня от себя сон, Рози отчаянно сопротивлялась: Обещаешь, маленькая мисс жадина? Эту песню пела моя мать, когда мы с сестрой были маленькими. Я помню её наизусть, - улыбнулся он, поправив подушки. Эта колыбельная могла бы стать лидером любого хит-парада. Чистый и мягкий голос исполнителя предавал ей особый лирический оттенок, но от этого она становилась ещё.

Казалось, что в песню он вложил всю свою душу. Маленькая слушательница уже мирно посапывала, положив руки под голову. На её лице застыла улыбка - значит, все старания были не напрасны. Джон и Маргарита тихонько выключили ночники и вышли из комнаты. Вот так стоять вместе на веранде, вдыхая ароматы вечерней прохлады - впервые за долгое время Маргарита была по-настоящему счастлива.

В её голове звучал радостный перезвон тысячи колоколов, древний, как сама Земля Ей снова хотелось жить, любить и быть любимой. Джон нежно обнял Маргариту за плечи. Девушка посмотрела в его глаза, и в душе появилось такое ощущение, словно она может смотреть в них вечно: Как это, наверно, глупо - каждую ночь я, засыпая, просила Бога дать мне знак, что Ты был на самом деле, и что мы увидимся вновь.

Жан, ты знаешь, как ты много значишь для меня? Тогда, после смерти Алессио, будто бы, и я сама умерла Вернул мне веру и надежду, смысл жизни Ты спас мне не только жизнь, но и душу. Мне не важно, кто ты - смертный или. С тобой мне хорошо и спокойно. С тобой я чувствую, как утихает моя боль. Если это не любовь, то я тогда не знаю, что. Его реакция заставила её сердце биться сильнее от радостного предчувствия, что она не обманулась, и этот удивительный мужчина из всего множества женщин мира выбрал её.

И девушки в нём не пасуют. Мне это даже нравится. После развода моё сердце разрывалось на части - это грустная история, но как-нибудь я обязательно расскажу тебе её. Не знаю, как бы я выжил, если бы, не встретил. Уже и не думал, что смогу снова полюбить, а увидел тебя, и всё случилось само собой - вот так легко и. Я искал всю жизнь - Тебя.

Игорь Николаев - Столик на двоих

Я любил только Тебя -. Ты - мой свет. Закрываю глаза - и вижу Тебя. Ты даёшь мне силу. Бессмертный демон, любящий девушку с чистой душой - столь прекрасную и светлую, безумно красивую и нежную, как роза, и такую же хрупкую и уязвимую. Я искал - Тебя.

Дембельский аккорд (Олег Ларионов) / Проза.ру

И тот эскиз, помнишь? Ты, словно дала мне силы, точно, нарисовала мою жизнь заново, воскресила меня из небытия. Лишь с тобой я могу снять маски и быть самим.

Чувствую, что могу обо всём тебе рассказать, и ты примешь меня всегда, примешь таким, какой я. И я докажу тебе,- он склонился к ней и поцеловал, - Любимая! Как же я долго искал.

Его жаркие поцелуи сводили с ума: Клянусь, я сделаю для этого всё возможное. Я знал многих женщин, но теперь для меня существуешь только ты, я хочу только тебя, хочу всю, без остатка. Я так же готов принадлежать. Принадлежать и телом, и душой, готов измениться для тебя Господи, Жан, прошу, не надо… - губы девушки задрожали, и от этого сладкого помешательства сердце колотилось как безумное, и она сама сейчас, наверное, была такой же безумной.

Джон прижал её к себе и осыпал лицо поцелуями: Зови громче, пока горе не отпустит. А я буду. У Маргариты закружилась голова, тело горело, руки и ноги дрожали - никто прежде не говорил её таких речей, таких будоражащих и откровенных, таких нежных и страстных в то же время - и только его крепкие объятия удерживали сейчас её от падения из-за слабости в ногах.